Контент-партнеры

Российский рынок M&A

ПериодСделкиОбъем
млн$
I кв.'19
103
10 171
IV кв.'18
178
6 529
III кв.'18
150
12 835

Крупнейшие сделки

ПокупательОбъектЦена
млн$
ГазпромбанкСтройгазконсалтинг (СГК)
6 612
TotalАрктик СПГ-2
4 500
СбербанкАнтипинский НПЗ
1 750
  • Главная
  • Статьи
  • Инвестфонды наращивают активность на рынке слияний и поглощений

Инвестфонды наращивают активность на рынке слияний и поглощений

Об отраслевой «моде» на рынке M&A и перспективах привлечения внешнего финансирования компаниями второго-третьего эшелонов в интервью обозревателю B&FM Елене Шушуновой рассказал руководитель управления инвестиционно-банковских услуг CiG («Центринвест груп») Дмитрий Попов.

B&FM: На вас была возложена миссия поднять инвестбанкинг CiG. Что уже сделано и на что рассчитываете по итогам 2008 года?

ДМИТРИЙ ПОПОВ: С конца прошлого года, когда я стал членом команды CiG, нам удалось подписать ряд мандатов по привлечению проектного финансирования, по частным размещениям акций компаний и по сделкам M&A. Исключая сделки, находящиеся в разработке на предварительной стадии, мы подписали мандаты на привлечение финансирования для компаний общим объемом около $1–1,5 млрд. Сделки не завершены, поскольку средний срок осуществления подобных проектов составляет около полугода, я здесь работаю пока чуть больше трех месяцев.

B&FM: То есть это результат с нуля?

ДП: Инвестбанковское направление существовало в СiG и раньше с акцентом на сделках слияния и поглощения и частных размещениях. Масштаб сделок был меньше, но компания широко известна на рынке. В инвестбанкинге все решает команда, а наша за последнее время значительно окрепла. К концу года в ее составе будут работать 10–15 специалистов. У меня самого 12-летний опыт работы в инвестиционно-банковской сфере. Также нам активно помогает в работе с клиентами наш основной акционер господин Фетисов (Глеб Фетисов, первый заместитель председателя комитета Совета федерации по финансовым рынкам и денежному обращению.— B&FM).

B&FM: На какую нишу ориентируетесь?

ДП: С одной стороны, компания предоставляет весь спектр инвестиционно-банковских услуг, собрана команда с разносторонним бэкграундом. Четко выраженной отраслевой специализации нет. С другой стороны, мы опираемся на сильные стороны CiG, общую ориентацию группы на компании второго и третьего эшелонов. Целевая группа наших клиентов — компании среднего размера с хорошим потенциалом роста, которые нуждаются в дополнительном финансировании как раз для того, чтобы быстро вырасти или стать консолидатором отрасли, освоить новый сегмент, увеличить свою долю рынка.

B&FM: С кем придется конкурировать?

ДП: Нам сложно конкурировать за многомиллиардные сделки с международными инвестбанками масштаба, например, Goldman Sachs или JP Morgan. Нас интересуют сделки от $50 млн до $500 млн, здесь у нас хорошие конкурентные преимущества. Соревноваться будем не с западными игроками, а с «Тройкой Диалог» и «Ренессанс капиталом».

B&FM: В связи с кризисом доверия на мировых финансовых рынках привлекать инвестиции стало сложнее?

ДП: Кризис пока не оказал влияния на наш сегмент — сделки не касаются публичных рынков капитала, это частные инструменты. Наше подразделение только готовит компании к выходу на публичные рынки, а осуществлять привлечение капитала путем выпуска облигаций или IPO будет другой департамент CiG. И сейчас для выхода эмитентов на рынок время действительно не самое удачное. Иное дело — частные сделки. В роли инвесторов выступают инвестфонды. Есть большое количество фондов, которых нынешний кризис практически не коснулся. Прежде всего это фонды из Сингапура, стран Юго-Восточной Азии, Персидского залива. Они, напротив, активно скупают активы, в том числе в США, проявляют интерес к России. У других фондов есть деньги, им не нужно выходить на ры нок заимствований. Последствия кризиса многообразны — нельзя сказать, что все стало плохо, особенно если говорить о России. За счет роста цен на commodities ситуация остается стабильной. Волны докатываются и до нас, но уже ослабленные и влияют опосредованно.

B&FM: На какие сроки обычно ориентируются инвесторы, которых вы приводите в растущие компании?

ДП: У стратегических инвесторов долгосрочные вложения. Они не рассчитывают на быстрое получение прибыли — купить и продать в течение года. Напротив, у фондов, выступающих портфельными инвесторами, горизонт в основном два-три года, максимум до пяти лет. Российские фонды тяготеют к еще более коротким проектам.

B&FM: С чьей стороны вы действуете чаще?

ДП: Мы работаем со стороны продавцов: являясь агентами владельцев активов, готовим компании к продаже и предлагаем фондам возможности для инвестирования, содействуем в реализации сделок. Российский рынок M&A уже достиг значительного размера: за прошлый год объем сделок составил около $120 млрд, это примерно 10% ВВП. Это сравнимо с развитыми странами. Традиционно есть несколько источников появления сделок. Наше ру ководство и акционеры привлекают клиентов за счет своих кон тактов. Есть открытая ин формация на рынке: кто-то над чем-то задумался, объявил тендер — идем, предлагаем и участвуем. Третий источник — су ществующие клиенты. Четвертый — мы сами вырабатываем идеи и идем с ними в компанию.

B&FM: Инвестбанкинг не слишком системный бизнес, руководство CiG заявляло о намерении упорядочить его.

ДП: Непрерывный поток сделок образуется за счет того, что ис пользуются все четыре перечисленных направления привлечения клиентов. Мы будем систематизировать бизнес, как это сделано в больших инвестбанках. Когда источниками сделок выступают акционеры или су ществующие клиенты, мы больше выступаем как принимающая сторона. Систематизировать надо ту часть работы, в рамках которой мы сами генерируем идеи и продаем их компаниям. Здесь появляется изюминка, мы можем предложить то, о чем компания сама еще не думает.

B&FM: Насколько активно российские компании ищут инвесторов, готовы раскрываться и делиться контролем?

ДП: О резких переменах говорить не приходится, хотя изменения происходят. Привлечение внешнего финансирования будет расти, но я думаю, что мы будем ближе к европейской модели, чем к американской, где очень большое число компаний торгуется на бирже. У нас, скорее всего, не будет такого безоглядного желания выйти на фондовый рынок и разместить акции. Но мы постепенно отходим от модели 90-х годов, когда люди самостоятельно создавали и развивали бизнес, и он был только их детищем — эта эпоха уже ушла. И в России, и в других странах есть семейные бизнесы, которыми собственникам всегда будет интересно заниматься самостоятельно. Если есть амбиции, то в определенный момент владелец понимает — нужны средства на развитие, внешний инвестор, с ним придется поделиться информацией о бизнесе, частью управления и контроля. Процесс состоит из нескольких стадий: начинается с банковского кредитования, затем идет инвестиционное финансирование, может быть, частное размещение в пользу инвестфонда. Дальше уже применяются публичные инструменты, облигационные займы и IPO. Интересный пример автомобильных дилеров — специфический сегмент, отрасль, которая всегда считалась криминализированной, с неясными собственниками, непонятными моделью бизнеса и схемами. Картина резко изменилась за последние полтора-два года — компании привлекают средства через выпуск облигаций, международное и проектное финансирование, состоялись покупки долей в капитале дилеров иностранными фондами. Для инвесторов эти компании раскрыли структуру собственности, практически все отказались или отказываются от «серых» схем по импорту. Последнее, впрочем, было обусловлено рядом факторов.

B&FM: Какие еще отрасли наиболее заметны на рынке M&A?

ДП: По объему лидеры одни и те же: нефтегазовая сфера, металлургия и горнодобывающая отрасль, а также энергетика. Три эти отрасли стабильно удерживают 50–75% рынка. По количеству сделок ситуация немного другая, она постоянно меняется — как мода. Сейчас в центре внимания автодилеры, ритейл. О ритейле много говорили в прошлом году, но он оправдал далеко не все ожидания в силу завышенной оценки собственниками своих активов. Интересен уголь — даже активы, которые не отличаются качеством, привлекают благодаря росту цен на это сырье. Их покупают в основном стратеги. Финансовый сектор — банки, страховые компании. Доли в небольших банках покупают на ожиданиях того, что с ними будет происходить то же самое, что и с Росбанком и Экспобанком, которые купили Societe Generale и Barclays. В специализированных банках интересен продукт — ипотека, потребительское кредитование. Другой вариант — консолидация нескольких банков и создание более крупного игрока, который уже может привлечь стратегического инвестора. Должны развиваться логистика и транспорт. Интересной отраслью на протяжении многих лет остается лесная — вопрос лишь в том, когда она перестанет быть опасной, превращения из Золушки в принцессу ждут из года в год. Перспективны строительство и производство стройматериалов — отрасль еще мало консолидирована, несмотря на последние сделки, есть большой потенциал для регионального развития.

B&FM: Какие отрасли можно назвать перегретыми?

ДП: В 2007 году был перегрет сектор real estate. Компании размещались по высоким ценам в рамках IPO — инвесторы заложили в них завышенные ожидания по темпам роста стоимости земли и недвижимости. Сейчас прогнозы стали более осторожными, и проекты компаний оцениваются инвесторами исходя из новых предпосылок.

 

Слияния и поглощения в России. Использование информации

Настоящий сайт, размещенная на нем информация, текстовые и графические материалы, средства индивидуализации, а также любые связанные с ними права принадлежат ООО Сбондс.ру (далее — Cbonds Group). Воспроизведение, изменение, распространение или иное использование указанной информации, полностью или частично, другими лицами без письменного согласия Cbonds Group запрещено.

Cbonds Group вправе без предварительного уведомления вносить изменения в любые разделы настоящего сайта, а также обновлять содержимое или прекращать работу отдельных разделов сайта или сайта целиком в любое время по своему собственному усмотрению.

Cbonds Group предпринимает разумные меры по сохранению конфиденциальности любой информации, которая может время от времени передаваться через данный сайт и, при этом, вправе использовать такую информацию, включая, помимо прочего, персональные данные, для предоставления информации об услугах Cbonds Group, а также раскрывать такую информацию своим работникам, представителям, агентам или аффилированным лицам, а также государственным органам, требующим раскрытия такой информации на законном основании.

Информация, размещенная на данном сайте, не предназначена для распространения или использо-вания в любом государстве или юрисдикции, где ее распространение является противоречащим применимому законодательству и/или требует какой-либо регистрации со стороны Cbonds Group.

Информация, содержащаяся в материалах настоящего сайта, если специально не оговорено иное, носит информационный вспомогательный характер и/или является исключительно частным суж-дением специалистов Cbonds Group, не является рекламой каких-либо финансовых инструментов, продуктов или услуг или предложением/рекомендацией совершать операции на рынке ценных бумаг, а равно не может быть использована в качестве допустимого доказательства при урегулировании споров в судебном или во внесудебном порядке.

Любые инвестиции в ценные бумаги, иные финансовые инструменты или объекты, упоминаемые в материалах сайта, могут быть связаны со значительным риском, могут оказаться неэффективными или неприемлемыми для той или иной категории инвесторов. Необходимо обладать определенными знаниями и опытом в финансовых вопросах, в вопросах оценки преимуществ и рисков, связанных с инвестированием в тот или иной финансовый инструмент.

Cbonds Group предпринимает разумные усилия для получения размещаемой на сайте информации из источников, по ее мнению, заслуживающих доверия, но Cbonds Group не делает никаких заверений в отношении того, что информация или оценки, содержащиеся на настоящем сайте, являются достоверными, точными, своевременными или полными.

Ни Cbonds Group, ни кто-либо из ее работников, представителей, агентов или аффилированных лиц не несет ответственности:
• в отношении финансовых результатов, полученных в практической деятельности на основании использования информации, содержащейся на настоящем сайте;
• за достоверность любой информации, приведенной в составе правомерно размещенных на сайте материалов из внешних источников, и любые последствия использования этой ин-формации;
• за убытки, вызванные или возникшие в связи с настоящим сайтом, доступом к нему или невозможностью такого доступа, его использованием, неисправностями или перерывами в работе сайта или в результате какого-либо иного действия или бездействия сторон, вовлеченных в создание сайта или предоставления данных, содержащихся на сайте, независимо от того, контролирует ли Cbonds Group, привлеченные Cbonds Group лица либо поставщики программного обеспечения или услуг обстоятельства на это влияющие;
• за убытки, причиненные компьютерным вирусом во время передачи или получения доступа к услугам или информации на настоящем сайте, или же причиненные другим компьютерным кодом или программным средством, которые могут использоваться для получения доступа, уничтожения информации, повреждения, прерывания или создания другой помехи для работы настоящего сайта или программного, аппаратного обеспечения, информации или имущества любого пользователя.

Некоторые интернет-сайты могут содержать указатели для перехода на данный сайт, при этом, Cbonds Group не несет ответственность за содержание таких сайтов или за предлагаемые через них продукты или услуги, равно как за убытки любого рода, возникающие в связи с доступом, использованием, функционированием или соединением с другими интернет-сайтами, осуществленными с настоящего сайта.

Любые риски, вызванные или возникшие в связи с использованием настоящего сайта, несут исключительно его посетители.

показать весь текстскрыть текст