Российский рынок M&A

ПериодСделкиОбъем
млн$
III кв.'22
60
8 789
II кв.'22
117
4 623
I кв.'22
105
4 901

Крупнейшие сделки

ПокупательОбъектЦена
млн$
Сибур ХолдингТАИФ (Татарстано-американские инвестиции и финансы)
7 500
Nord Axis LimitedВосток Ойл
7 000
VitolВосток Ойл
3 198

ЗА ЧЕМ СЛЕДИТЬ

Самое популярное среди инвестиций
2 044,37  (+2,41%)
1 099,12  (+7,25%)
3 676,18  (+90,56%)
19 938,75  (+380,19%)
1 349,19  (+30,58%)
88,86  (+3,72%)
Источник Investfunds

Виталий Гайдаев, КоммерсантЪ

Из кризиса в кризис

После успешных 2020–2021 годов российские инвестиционные банкиры с оптимизмом смотрели на перспективы 2022 года как с точки зрения числа сделок, так и по комиссиям. По данным Refinitiv, только в 2021 году общее вознаграждение от проведения сделок с российскими эмитентами составило почти $434 млн — это максимум с 2013 года. За три последних года инвестбанкиры заработали $1,28 млрд, из которых более $0,5 млрд пришлись на ВТБ, Газпромбанк (ГПБ) и Сбербанк. Частные банки и брокеры, например, «Тинькофф», «Финам», БКС, «Фридом Финанс», МКБ и другие, тоже активно развивали это направление.

Инвестиционно-банковская деятельность представляет собой комплекс услуг, связанных прежде всего с привлечением финансирования для клиентов, в том числе на рынках долгового и акционерного капитала. Инвестбанки участвуют в организации выпуска ценных бумаг, корпоративного финансирования (через векселя и кредиты), сделок слияний и поглощений, других операций с ценными бумагами.

Последние числа февраля с началом военных действий на Украине радикально изменили ландшафт российского фондового рынка, в том числе инвестбанковских услуг. Еще резче и жестче, чем в 2014 году, внешний рынок капиталов оказался полностью закрыт для российских компаний. Под санкции впервые попали крупнейшие банки. Под блокирующие — Сбербанк, ВТБ, Альфа-банк, Совкомбанк, под ограниченные — ГПБ, МКБ.

В то же время отношения с российскими банками и эмитентами свернули иностранные (прежде всего американские и европейские) инвестбанки, а также другие участники рынка: «большая тройка» мировых рейтинговых агентств и «большая четверка» аудиторов. По словам партнера инвестбанка Aspring Capital Сергея Айрапетова, изменения привели к тому, что «ни один западный инвестбанк не может работать с российским клиентом, в том числе с теми, кто инкорпорирован за рубежом».

«Российские инвестбанки пытаются наладить работу с банковскими структурами и прочими фининститутами из дружественных юрисдикций»,— уточняет руководитель департамента рынков долгового капитала BCS Global Markets Денис Леонов. Но выход на азиатские рынки затруднен из-за отсутствия необходимой инфраструктуры и междепозитарных отношений. Поэтому поиск «дружественных» банков может растянуться надолго. «Жесткие валютные ограничения также являются значимым препятствием. Сильным импульсом для развития сегмента стало бы размещение суверенных облигаций РФ, но такое событие пока видится маловероятным»,— добавляет руководитель корпоративно-инвестиционного бизнеса Совкомбанка Михаил Автухов.


Акции ограниченного выпуска

Наиболее пострадавшим направлением инвестиционно-банковского бизнеса стал рынок акционерного капитала (ECM), который в последние два года и приносил больше всего доходов: по данным Refinitiv, $181 млн в 2020 году (максимум с 2011 года). В 2021 году заработок сократился до $157 млн, но это тоже довольно много, второй результат за десять лет. Причем если до прошлого года в основном проводились SPO и ускоренные размещения акций, то в 2021 году выросла роль IPO. По итогам года состоялось восемь размещений на $3,8 млрд, максимум с 2011 года. В 2022 году банкиры рассчитывали как минимум на повторение результата, а по оптимистичному сценарию — до 30 IPO и SPO более чем на $10 млрд, максимального объема с 2007 года ($34,2 млрд). Банкиры могли заработать не менее $200 млн.

Настроения на рынке ухудшились еще в январе на фоне роста геополитической напряженности, крест на ECM был поставлен весной, после череды санкций и обвала российского рынка (за первый квартал индекс Московской биржи потерял почти 30%). Российские активы стали токсичными для иностранных инвесторов, которые играли ключевую роль при IPO. «Эмитенты привыкли к тому, что большая часть спроса формировалась крупными западными фондами, это позволяло проводить более масштабные сделки»,— отмечает руководитель инвестиционно-банковского бизнеса BCS Global Markets Евгений Сокольский. Те же факторы рынка охладили интерес к инвестициям в акции и у локальных инвесторов. Плюс, у многих из них активы оказались заблокированы на счетах НРД в Euroclear.

Периоды простоя были и раньше. Так, в 2018 году состоялось только три сделки на $0,3 млрд, но уже в 2019-м показатель вырос более чем на порядок. Оживления на рынке ожидают и в этот раз, хотя и только в перспективе нескольких лет. «В третьем квартале пошли осторожные разговоры по подготовке к IPO в 2023 году и сделках в 2024–2025 годах»,— отмечает руководитель управления корпоративных финансов ФГ «Финам» Алексей Курасов. Директор «СПК Групп» Евгений Пенкин ожидает первые IPO уже осенью. Евгений Сокольский говорит о сделках на $50–200 млн.


 Долги живее всех живых

На втором ключевом сегменте IB-рынка, долговом (DCM), оживление началось раньше. С началом военных действий он закрылся так же стремительно, как и ECM. «Еще в феврале многие иностранные компании начали откладывать российские мероприятия и прерывать контакты»,— отмечает Михаил Автухов. Однако на внутреннем DCM простой длился всего два месяца, и уже в мае он начал оживать. В августе общий объем размещений достиг 460 млрд руб.— это четвертый результат за всю историю рынка в РФ. Восстановлению способствовали среди прочего шаги ЦБ по снижению ключевой ставки, которая к августу вернулась к уровню конца 2021 года.

Но рынок серьезно изменился. Во-первых, основную активность проявляют компании первого эшелона, которые раньше предпочитали занимать за рубежом. Во-вторых, на поднявшем голову в последние два месяца рынке валютных облигаций воцарился юань. Четыре крупных эмитента — «Русал», «Полюс», «Металлоинвест», «Роснефть» — разместили шесть выпусков на 25 млрд CNY (более 220 млрд руб.). Знаковыми стали и первые сделки по размещению облигаций, замещающих заблокированные в Euroclear евробонды, которые провели «ПИК-Корпорация», Совкомбанк, «Газпром Капитал».

Открытия рынка внешних заимствований эксперты не ждут до полного завершения текущего кризиса и деэскалации военного конфликта. Но уверены, что это не помешает развиваться внутреннему DCM. «У многих крупных компаний подходят сроки рефинансирования, при этом ставки заимствования ушли ниже уровня инфляции и выглядят привлекательно»,— поясняет директор по инвестиционно-банковским услугам Росбанка Павел Винтин. Как считает руководитель блока «Корпоративно-инвестиционный бизнес» ИБ «Синара» Алексей Куприянов, наиболее благоприятна ситуация для компаний с высоким кредитным рейтингом, которые занимают почти на докризисных условиях: «Для компаний с низким рейтингом спреды и комиссии выше, чем в 2021 году, но уровни доходности облигаций в целом снижаются, поэтому мы ожидаем роста размещений в сегменте BBB+ и ниже».

Ключевыми сдерживающими факторами выступают дефицит «длинных» денег у локальных инвесторов, геополитические риски, стратегическая неопределенность перспектив экономики и возросшие кредитные риски, особенно в пострадавших отраслях, считает Павел Винтин. Но объема локального рынка достаточно для полного замещения внешних. «Резиденты хранят более $200 млрд, номинированных в разных валютах»,— отмечает Михаил Автухов.

Импортозамещение владельцев

Но есть и направление IB, которое в кризис скорее расцвело: это сегмент сделок слияния и поглощения (M&A). По оценкам AK&M, в первом полугодии их объем достиг $18,1 млрд, на 5,6% выше год к году. «В периоды кризиса продавцы становятся более сговорчивыми»,— отмечает Евгений Сокольский. Но текущее оживление прямо связано с уходом из РФ западных компаний и перераспределением активов между российскими бизнесменами, многие из которых попали под санкции, продажей активов теми, кто покидает страну. Основные продавцы, отмечает партнер департамента инвестиций и рынков капитала Kept Максим Филиппов, иностранцы: «До конца года 100–200 дочерних иностранных компаний могут быть проданы. Это более или менее полностью скомпенсирует падение числа чисто российских сделок».

Важным драйвером роста сделок также стала изоляция крупных капиталов. По оценкам Сергея Айрапетова, в России десятки покупателей с десятками и сотнями миллиардов рублей, которые надо распределять внутри страны. Как

Но заработать на этой распродаже могут далеко не все банки. Так, от сделок по продаже активов иностранных компаний отрезаны кредитные организации, попавшие под санкции. «Инвестбанки, которые входят в финансовые институты, попавшие в SDN-лист, работают с российскими клиентами, у которых меньше или полностью отсутствуют операции за рубежом»,— говорит Евгений Пенкин. Впрочем, источник “Ъ” на рынке утверждает, что в случае крупных сделок от 20 млрд руб. «иностранцы иногда могут закрыть глаза на финансирование сделки банками из SDN-листа».

Частично выпадающие доходы российских инвестбанков также компенсирует отсутствие покинувших рынок иностранных конкурентов. «В перераспределении рынка сейчас участвуют только российские игроки, причем определенное преимущество у несанкционных институтов»,— отмечает Евгений Сокольский. В 2021 году только JPMorgan Chase на консультациях российского бизнеса заработал около $33 млн вознаграждения, а в целом иностранные банки из топ-10 — $141 млн. Теперь их потенциальные доходы, пусть и в меньшем размере, распределятся между локальными игроками.

Слияния и поглощения в России. Использование информации

Настоящий сайт, размещенная на нем информация, текстовые и графические материалы, средства индивидуализации, а также любые связанные с ними права принадлежат ООО Сбондс.ру (далее — Cbonds Group). Воспроизведение, изменение, распространение или иное использование указанной информации, полностью или частично, другими лицами без письменного согласия Cbonds Group запрещено.

Cbonds Group вправе без предварительного уведомления вносить изменения в любые разделы настоящего сайта, а также обновлять содержимое или прекращать работу отдельных разделов сайта или сайта целиком в любое время по своему собственному усмотрению.

Cbonds Group предпринимает разумные меры по сохранению конфиденциальности любой информации, которая может время от времени передаваться через данный сайт и, при этом, вправе использовать такую информацию, включая, помимо прочего, персональные данные, для предоставления информации об услугах Cbonds Group, а также раскрывать такую информацию своим работникам, представителям, агентам или аффилированным лицам, а также государственным органам, требующим раскрытия такой информации на законном основании.

Информация, размещенная на данном сайте, не предназначена для распространения или использо-вания в любом государстве или юрисдикции, где ее распространение является противоречащим применимому законодательству и/или требует какой-либо регистрации со стороны Cbonds Group.

Информация, содержащаяся в материалах настоящего сайта, если специально не оговорено иное, носит информационный вспомогательный характер и/или является исключительно частным суж-дением специалистов Cbonds Group, не является рекламой каких-либо финансовых инструментов, продуктов или услуг или предложением/рекомендацией совершать операции на рынке ценных бумаг, а равно не может быть использована в качестве допустимого доказательства при урегулировании споров в судебном или во внесудебном порядке.

Любые инвестиции в ценные бумаги, иные финансовые инструменты или объекты, упоминаемые в материалах сайта, могут быть связаны со значительным риском, могут оказаться неэффективными или неприемлемыми для той или иной категории инвесторов. Необходимо обладать определенными знаниями и опытом в финансовых вопросах, в вопросах оценки преимуществ и рисков, связанных с инвестированием в тот или иной финансовый инструмент.

Cbonds Group предпринимает разумные усилия для получения размещаемой на сайте информации из источников, по ее мнению, заслуживающих доверия, но Cbonds Group не делает никаких заверений в отношении того, что информация или оценки, содержащиеся на настоящем сайте, являются достоверными, точными, своевременными или полными.

Ни Cbonds Group, ни кто-либо из ее работников, представителей, агентов или аффилированных лиц не несет ответственности:
• в отношении финансовых результатов, полученных в практической деятельности на основании использования информации, содержащейся на настоящем сайте;
• за достоверность любой информации, приведенной в составе правомерно размещенных на сайте материалов из внешних источников, и любые последствия использования этой ин-формации;
• за убытки, вызванные или возникшие в связи с настоящим сайтом, доступом к нему или невозможностью такого доступа, его использованием, неисправностями или перерывами в работе сайта или в результате какого-либо иного действия или бездействия сторон, вовлеченных в создание сайта или предоставления данных, содержащихся на сайте, независимо от того, контролирует ли Cbonds Group, привлеченные Cbonds Group лица либо поставщики программного обеспечения или услуг обстоятельства на это влияющие;
• за убытки, причиненные компьютерным вирусом во время передачи или получения доступа к услугам или информации на настоящем сайте, или же причиненные другим компьютерным кодом или программным средством, которые могут использоваться для получения доступа, уничтожения информации, повреждения, прерывания или создания другой помехи для работы настоящего сайта или программного, аппаратного обеспечения, информации или имущества любого пользователя.

Некоторые интернет-сайты могут содержать указатели для перехода на данный сайт, при этом, Cbonds Group не несет ответственность за содержание таких сайтов или за предлагаемые через них продукты или услуги, равно как за убытки любого рода, возникающие в связи с доступом, использованием, функционированием или соединением с другими интернет-сайтами, осуществленными с настоящего сайта.

Любые риски, вызванные или возникшие в связи с использованием настоящего сайта, несут исключительно его посетители.

показать весь текстскрыть текст