Контент-партнеры

Российский рынок M&A

ПериодСделкиОбъем
млн$
II кв.'20
72
2 706
I кв.'20
103
5 489
IV кв.'19
193
9 173

Крупнейшие сделки

ПокупательОбъектЦена
млн$
РостелекомTele2 Россия
1 781
ИркутскэнергоEn+ Group
1 580
ДиксиСеть алкомаркетов Красное & белое
1 400

CEO Alibaba Group Дэниел Чжан рассказал о планах группы на российском рынке

24.07.2019, Mergers.ru

Создание СП китайской Alibaba Group, Mail.ru Group, «МегаФона» и Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ), оцениваемого в $2 млрд, вышло на финишную прямую после подписания соглашения между компаниями в июне. CEO Alibaba Group Дэниел Чжан, который вскоре сменит основателя компании Джека Ма на посту главы совета директоров, рассказал “Коммерсанту” о планах группы на российском рынке.

— Пока не до конца понятно, как СП между Alibaba Group, Mail.ru Group, «МегаФоном» и РФПИ планирует развиваться. Как изменится ваша стратегия на российском рынке в связи с созданием СП?

— Мы очень рады этому партнерству. С его заключением AliExpress в России начинает новый путь. Вместе с российскими партнерами мы сможем больше понимать местный рынок, культуру, образ жизни, потребности. Кроме того, в рамках СП мы сможем уделять больше внимания местному малому бизнесу, помогать ему выходить в онлайн и расти с помощью наших цифровых платформ.

Партнерство выглядит многообещающим. Но я всегда говорю, что подписание — это как свадебная церемония, главное — это повседневная жизнь. Две команды уже довольно давно и тесно работают над бизнес-планом, интеграцией и совместными проектами. Что-то уже даже тестируется. Например, запущен процесс интеграции нашего ассортимента в социальных сетях Mail.ru Group.

Отдельно хочется отметить, что мы идем на российский рынок не для того, чтобы конкурировать. В России проникновение онлайна в торговле сейчас выражается однозначным числом, и это открывает большие возможности для развития. И наша ключевая задача здесь касается не нашего бизнеса, не наших возможностей, а именно потребителей — мы должны постоянно обновляться и учиться взаимодействовать с ними.

Молодые люди в России, миллениалы — поколение, живущее в мобильном интернете. Их образ жизни уже изменился. И вопрос: как мы можем удовлетворить их новые потребности? Думаю, нам нужно найти новый путь для этого — быть там, где удобно им, а не нам. Таким образом, в рамках партнерства мы сможем найти лучший способ удовлетворять потребности каждого из наших клиентов и, самое главное, помочь местному бизнесу расти.

— Можно ли в принципе вести бизнес без конкуренции?

— Думаю, если сравнить рынок с пирогом, то раньше приходилось или стремительно расти, чтобы захватить больший кусок и победить, или умереть.

Но сегодня, если взглянуть на этот пирог, на проникновение цифровых технологий, думаю, всем игрокам предоставляются огромные возможности.

— Было ли приобретение доли в Mail.ru Group инициативой Alibaba? Чем вас привлекает ее бизнес?

— Я не могу комментировать структуру владения в рамках сделки. Но что касается Mail.ru Group, то я считаю, что это отличный партнер. Им удалось выстроить фантастические цифровые процессы во многих видах сервисов, что имеет особо важное значение для молодых людей. Мы рады работать как с Mail.ru Group, так и с «МегаФоном» и РФПИ. Если вы посмотрите на компании—участники СП, то увидите, что мы дополняем друг друга. Каждый из нас может привнести уникальную ценность.

— В рамках партнерства Mail.ru Group предоставит Alibaba доступ к пользователям своих социальных площадок. Каким образом через них Alibaba намерена привлекать новых клиентов?

— Если мы посмотрим на опыт онлайн-шопинга, то десять лет назад он концентрировался вокруг поиска и навигации. Но сейчас люди взаимодействуют с брендами в разных ситуациях: даже когда играют, когда переписываются в социальных сетях. С точки зрения вовлечения клиентов Mail.ru Group и СП могут сформировать синергию, создать ту самую «социальную коммерцию».

Но мое глубокое убеждение в том, что рост пользовательской базы невозможен без развития местного бизнеса, в том числе малого и среднего, который может служить основой ассортимента. А если мы сможем привлечь на эту платформу максимум разных компаний, то сможем открыть для них и другие рынки, в том числе за пределами СНГ, сделав эти компании глобальными.

— Есть ли на китайском рынке спрос на российские товары, продукты?

— Да. Мы должны смотреть на поведение покупателей, чтобы понимать, чего хотят люди. Но я уверен, что интернет дает нам возможность узнать это перед тем, как выходить на определенный рынок. Мы должны в полной мере воспользоваться такими инсайтами, чтобы построить цифровой мост между Россией и Китаем.

— Но какие конкретно российские продукты популярны у китайской аудитории?

— Думаю, нам стоит провести отдельное исследование, чтобы ответить на этот вопрос. Но дело в том, что Китай приветствует импорт со всего мира и китайские потребители очень открыты к новым продуктам. Если российские поставщики смогут лучше понимать, что нужно китайскому потребителю, для них откроются большие возможности.

— Какие барьеры видит Alibaba Group на российском рынке?

— Я не вижу никаких барьеров. Россия — огромный рынок, и бизнесу нужны способы для продвижения товаров. Это дает нам возможность использовать существующую коммерческую инфраструктуру и трансформировать ее в цифровую. Повторюсь, я не вижу серьезных препятствий, думаю, что мы на верном пути.

— Планируете ли вы создавать совместные предприятия на других рынках, где уже представлена платформа AliExpress?

— Пока у нас нет таких планов. Важнейшая вещь заключается в том, что, когда у тебя есть маленькое дитя, убедись, что оно чувствует себя хорошо и растет здоровым.

— Глобализация всегда была основой бизнеса Alibaba. Но недавние события показали, что ряд стран видят в глобализации угрозу и переходят к протекционизму. В то же время вы продолжаете расширять присутствие. Как новая реальность сказывается на стратегии Alibaba Group?

— Глобализация заключается не в том, что мы просто выходим на другой рынок и начинаем на нем работать. Ее суть в том, что на новых рынках мы помогаем малому бизнесу расти. Мы не хотим запускаться в новой стране и строить наш бизнес существующей командой. Мы успешны в Китае потому, что мы понимаем этот рынок. Но когда мы идем на новый, нам нужна помощь местных увлеченных предпринимателей, чтобы победить и ухватить эту возможность. Такова наша философия.

— Российских онлайн-ритейлеров давно беспокоит вопрос трансграничной торговли. Участники рынка считают, что она отъедает их выручку, и стараются пролоббировать ужесточение пошлин на товары из-за рубежа. По-вашему, как должна регулироваться трансграничная торговля?

— В Китае была похожая ситуация. Ритейлеры были озабочены развитием интернета и e-commerce. Но посмотрите, что происходит сейчас. Все, кто жаловался, пошли в диджитал и работают над цифровой трансформацией.

Так что не стоит волноваться и жаловаться, важно осознавать, где ты можешь найти возможности для развития в будущем.

Это касается и кросс-бордера. Цифровые технологии стирают границы в мире. Информация может распространяться повсеместно. И наша задача — понять, как использовать диджитал для развития торговли.

— В сентябре 2019 года вы должны сменить Джека Ма на посту председателя совета директоров Alibaba Group. Намерены ли вы менять принципы управления компанией?

— Это реализация долгосрочного плана Джека Ма. Он ушел с поста гендиректора компании семь лет назад, в 2012 году. Я перешел на эту должность в 2015 году, с тех пор у нас довольно четкое разделение обязанностей: он выступает председателем совета директоров, я — гендиректором. И вместе нам удается работать очень здорово.

Но Джек не только председатель совета директоров, он основатель Alibaba Group. И за последние 20 лет компания никогда не меняла миссии, которую определили ее основатели, в том числе Джек Ма: сделать ведение бизнеса более простым где бы то ни было. Вряд ли мы будем отказываться от нее.

Сегодня у Alibaba Group очень хорошая структура управления. У нас действует система партнерства, сейчас насчитывается 38 партнеров во всей экосистеме. Я продолжу работать со своей командой, в том числе с нашими партнерами.

— То есть вы не планирует менять подход к управлению?

— Мы всегда говорили, что приветствуем перемены, это основополагающая ценность Alibaba Group. В руководстве компании есть ее основатели, но есть и много молодых людей. У нас динамичный менеджмент, нам всегда нужны новые лица, чтобы вести Alibaba дальше.

— За 20 лет Alibaba Group стала шестой по капитализации технологической компанией в мире. Оказывали ли власти Китая поддержку в этом? Считаете ли вы необходимым тесное взаимодействие крупного бизнеса и государства, или они должны существовать отдельно друг от друга?

— Честно говоря, Alibaba очень повезло. Когда мы только появились, интернет пришел в нашу страну, и нам удалось извлечь выгоду из его прозрачности и начать помогать малому бизнесу находить возможности на глобальном рынке. Это отправная точка для Alibaba. Мы всегда хотели помогать начинающим бизнесменам, сделать для них ведение бизнеса проще.

Мы видели огромную поддержку со стороны государства, потому что любое государство, не только в Китае, хочет, чтобы малый бизнес в стране развивался. В рамках нашей экосистемы мы создаем много возможностей для развития. В прошлом году благодаря нашей цифровой платформе мы помогли обеспечить 40 млн рабочих мест. Это произошло потому, что сами мы не продавец, мы помогаем другим людям торговать. В конечном итоге это помогает развитию местного бизнеса.

— Вас часто спрашивают о концепте «нового ритейла»: интеграции онлайн- и традиционного ритейла и их трансформации в полностью цифровизированный мир торговли. Когда такой ритейл перестанет быть «новым» и станет обыденностью?

— Сегодня новый ритейл — это отражение трансформации мира в цифровой эпохе. Не только ритейл, любая индустрия должна цифровизироваться. И вопрос: как мы можем усилить торговлю с помощью цифровизации? Мы начали с онлайна, с возможности для других людей создавать новые бизнесы. Но сегодня, я думаю, все больше существующих традиционных компаний понимают, что им тоже необходим диджитал.

С точки зрения потребителя, с глобальным проникновением мобильного интернета теперь каждый — интернет-пользователь, каждый — онлайн-потребитель. И дело не в том, что есть офлайн-ритейл, а есть онлайн-ритейл — их аудитория одна и та же.

С точки зрения и бизнеса, и потребителя мы видим, что есть единый интегрированный мир ритейла. В связи с этим мы не только помогаем с нуля создавать бизнесы в онлайне, но и помогаем существующим ритейлерам нарастить проникновение в интернете.

— Выручка Alibaba в основном сформирована сегментом e-commerce, с которого компания и начала работу. Останется ли такая ситуация неизменной? Какие еще сегменты могут стать драйверами выручки в следующие пять-десять лет?

— Если вы взглянете на показатели Alibaba за последние годы, то увидите, что действительно наше основное направление продолжает расти очень сильными темпами. Но в то же время отличные результаты показывает и облачный бизнес. Сегодня общество движется к цифровой эре, люди нуждаются в облаках как инфраструктуре. Облачный бизнес дает нам новые возможности — как в Китае, так и во всем мире.

Мы активно работаем над наращиванием аудитории на нашем родном рынке. И там пространство для роста остается большим, многие сегменты не охвачены. Но важная возможность для нас в будущем — это глобализация. Поэтому, например, мы начали работать в России и других странах, чтобы увидеть, как мы можем отвечать потребностям большего числа людей. Сейчас только в Китае у нас более 600 млн потребителей, которые покупают что-либо хотя бы раз в год. Но я думаю, что с помощью цельной цифровой платформы мы сможем нарастить число наших потребителей по всему миру.

— Вы имеете в виду только e-commerce или другие сегменты бизнеса?

— Это две разные темы. Во-первых, если вы спрашиваете, что будет двигателем нашего бизнеса в дальнейшем, то это облачный бизнес, потому что уже сейчас он растет очень быстро и становится все более значимым для всей экосистемы. Во-вторых, дело в глобализации. У нашего ключевого бизнеса e-commerce все еще есть потенциал для роста в Китае, и рост идет быстрыми темпами: только за прошлый год мы нарастили число покупателей более чем на 100 млн человек. Но в долгосрочной перспективе важнее, конечно, экспансия.

— С точки зрения AliCloud планируете ли вы конкурировать на других рынках с Amazon и Google? Или конкуренция уже идет?

— Сегодня речь не идет о конкуренции. Весь мир движется к облачному этапу развития. Возможностей очень много. И мы строим сильную технологическую инфраструктуру, сейчас мы лидеры рынка в Китае по этому направлению. Думаю, Amazon и Google делают свою работу и хорошо справляются на своем домашнем рынке. Как я сказал ранее, для создания инфраструктуры для цифровой эры каждый должен думать об облаках.

— Экосистема Alibaba включает не только ритейл, но и облачную платформу, социальные сети, финтех, лайфстайл-проекты и так далее. Когда вы пришли в компанию 12 лет назад, было ли понимание, что группа распространит свои интересы за пределы e-commerce?

— Наш бизнес всегда эволюционировал, и мы никогда не пытались определить, что есть Alibaba.

Я всегда говорю, что если через пять лет у нас не будет нового бизнеса, то у нас большие проблемы.

20 лет назад мы начали с b2b-платформы для торговли, потом появились Taobao, Tmall. Затем мы сделали платежную систему Alipay, AliCloud, начали развивать логистическую платформу Cainiao. А в последние годы занялись цифровыми медиа, развлечениями. Каждые два-три года мы стараемся запустить новое бизнес-направление, от этого зависит будущее Alibaba.

— В какие еще сегменты Alibaba намерена прийти?

— В долгосрочной перспективе важны благополучие и счастье — это цель не только Alibaba, но всех людей. И мы хотим развивать бизнесы, которые ориентированы на счастье и здоровье. Поэтому мы пошли в сегмент цифровых медиа, ведь для людей важно потреблять не только физические товары. Как нам кажется, это напрямую связано с благополучием. В нашем инкубаторе есть и бизнесы в сфере заботы о здоровье, мы уверены, что это очень важно для будущего.

— К вопросу о технологиях. Не так давно президент РФ Владимир Путин и крупнейшие российские компании обсудили план развития искусственного интеллекта (ИИ). Alibaba также инвестирует в это направление. Для каких задач Alibaba может применять ИИ, в частности, на российском рынке?

— В России вместе с партнерами мы будем поддерживать рост e-commerce, в том числе используя технологии Alibaba в сфере онлайн-торговли. Но на российском рынке, я думаю, мы нуждаемся в местных наработках. Мне кажется, в России достаточно талантливых людей, которые работают над такими технологиями и могут применять их для конкретных бизнес-задач.

Я думаю, ИИ — это большая, серьезная тема, он на самом деле может применяться практически везде. Но что касается технологий, мы должны применять их к реальному бизнесу. Здесь мы растим e-commerce, и онлайн-торговля даст ИИ лучшие сценарии для использования, а в конечном итоге это пойдет на пользу потребителю.

 

Слияния и поглощения в России. Использование информации

Настоящий сайт, размещенная на нем информация, текстовые и графические материалы, средства индивидуализации, а также любые связанные с ними права принадлежат ООО Сбондс.ру (далее — Cbonds Group). Воспроизведение, изменение, распространение или иное использование указанной информации, полностью или частично, другими лицами без письменного согласия Cbonds Group запрещено.

Cbonds Group вправе без предварительного уведомления вносить изменения в любые разделы настоящего сайта, а также обновлять содержимое или прекращать работу отдельных разделов сайта или сайта целиком в любое время по своему собственному усмотрению.

Cbonds Group предпринимает разумные меры по сохранению конфиденциальности любой информации, которая может время от времени передаваться через данный сайт и, при этом, вправе использовать такую информацию, включая, помимо прочего, персональные данные, для предоставления информации об услугах Cbonds Group, а также раскрывать такую информацию своим работникам, представителям, агентам или аффилированным лицам, а также государственным органам, требующим раскрытия такой информации на законном основании.

Информация, размещенная на данном сайте, не предназначена для распространения или использо-вания в любом государстве или юрисдикции, где ее распространение является противоречащим применимому законодательству и/или требует какой-либо регистрации со стороны Cbonds Group.

Информация, содержащаяся в материалах настоящего сайта, если специально не оговорено иное, носит информационный вспомогательный характер и/или является исключительно частным суж-дением специалистов Cbonds Group, не является рекламой каких-либо финансовых инструментов, продуктов или услуг или предложением/рекомендацией совершать операции на рынке ценных бумаг, а равно не может быть использована в качестве допустимого доказательства при урегулировании споров в судебном или во внесудебном порядке.

Любые инвестиции в ценные бумаги, иные финансовые инструменты или объекты, упоминаемые в материалах сайта, могут быть связаны со значительным риском, могут оказаться неэффективными или неприемлемыми для той или иной категории инвесторов. Необходимо обладать определенными знаниями и опытом в финансовых вопросах, в вопросах оценки преимуществ и рисков, связанных с инвестированием в тот или иной финансовый инструмент.

Cbonds Group предпринимает разумные усилия для получения размещаемой на сайте информации из источников, по ее мнению, заслуживающих доверия, но Cbonds Group не делает никаких заверений в отношении того, что информация или оценки, содержащиеся на настоящем сайте, являются достоверными, точными, своевременными или полными.

Ни Cbonds Group, ни кто-либо из ее работников, представителей, агентов или аффилированных лиц не несет ответственности:
• в отношении финансовых результатов, полученных в практической деятельности на основании использования информации, содержащейся на настоящем сайте;
• за достоверность любой информации, приведенной в составе правомерно размещенных на сайте материалов из внешних источников, и любые последствия использования этой ин-формации;
• за убытки, вызванные или возникшие в связи с настоящим сайтом, доступом к нему или невозможностью такого доступа, его использованием, неисправностями или перерывами в работе сайта или в результате какого-либо иного действия или бездействия сторон, вовлеченных в создание сайта или предоставления данных, содержащихся на сайте, независимо от того, контролирует ли Cbonds Group, привлеченные Cbonds Group лица либо поставщики программного обеспечения или услуг обстоятельства на это влияющие;
• за убытки, причиненные компьютерным вирусом во время передачи или получения доступа к услугам или информации на настоящем сайте, или же причиненные другим компьютерным кодом или программным средством, которые могут использоваться для получения доступа, уничтожения информации, повреждения, прерывания или создания другой помехи для работы настоящего сайта или программного, аппаратного обеспечения, информации или имущества любого пользователя.

Некоторые интернет-сайты могут содержать указатели для перехода на данный сайт, при этом, Cbonds Group не несет ответственность за содержание таких сайтов или за предлагаемые через них продукты или услуги, равно как за убытки любого рода, возникающие в связи с доступом, использованием, функционированием или соединением с другими интернет-сайтами, осуществленными с настоящего сайта.

Любые риски, вызванные или возникшие в связи с использованием настоящего сайта, несут исключительно его посетители.

показать весь текстскрыть текст