Контент-партнеры

Российский рынок M&A

ПериодСделкиОбъем
млн$
III кв.'19
142
15 568
II кв.'19
106
9 127
I кв.'19
114
10 471

Крупнейшие сделки

ПокупательОбъектЦена
млн$
TotalАрктик СПГ-2
4 500
CNOOC Арктик СПГ-2
2 550
Китайская национальная компания по разведке и разработке нефти и газа (CNODC)Арктик СПГ-2
2 550
  • Главная
  • Новости
  • «Похоже на атомную бомбу»: ЦБ ужесточает требования к ссудам…

«Похоже на атомную бомбу»: ЦБ ужесточает требования к ссудам для M&A

05.07.2019, Mergers.ru
По данным газеты «РБК daily», Центробанк принял решение до конца 2019 года повысить требования по резервам на возможные потери по ссудам, которые банки выдают на сделки слияний и поглощений (M&A). Такое заявление сделала глава ЦБ Эльвира Набиуллина на Международном финансовом конгрессе (МФК) в Санкт-Петербурге.

«Банки с большим удовольствием кредитуют сделки по слияниям и поглощениям. То есть кредитуют перераспределение собственности. <...> Еще год назад мы говорили, что нас эта тенденция тревожит», — напомнила глава Банка России.

Объем резерва на возможные потери для банков по этим ссудам вырастет до 21%, и такие займы будут относить к третьей категории качества (сомнительные ссуды). «При наличии обеспечения он [резерв] может быть снижен до 10%. Перевод во вторую категорию качества будет возможен, если заемщик показывает хороший финансовый результат, но резерв все равно будет не ниже 5%», — сообщила Набиуллина.

Исключения могут быть сделаны для кредитования стратегических предприятий при наличии госгарантий или для вложений в уставные капиталы компаний в рамках федеральных целевых программ.

Сейчас кредиты, выданные под сделки M&A, резервируются по общим правилам в зависимости от качества. Первые две самые качественные категории ссуд (из пяти) предполагают резервирование от 0 до 20%.

Российский рынок M&A — крупный, хотя и стагнирующий в последние годы. По данным Refinitiv, в первом квартале 2019 года сумма сделок с любым российским участием упала на 45%, до $4,4 млрд., год к году.

Сумма сделок по покупке иностранцами российских компаний достигла четырехлетнего минимума, составив $1,48 млрд. (падение на 32%). Внутрироссийские сделки оценили в $852,6 млн. (падение на 85%).

После первого квартала 2019 года был закрыт ряд крупных сделок на рынке, например покупка Сбербанком доли в Rambler Group и вхождение «Северстали» в капитал сети магазинов «Лента».

Проект поправок, который касался кредитования сделок M&A, ЦБ опубликовал еще в конце 2017 года. Введение ограничений неоднократно откладывалось. В докладе в 2018 году ЦБ писал, что финансирование банками сделок M&A не способствует экономическому росту.

Дело в том, что компания, получающая кредит, перекладывает долговую нагрузку на приобретаемую компанию, что часто не приводит к ее развитию. «Мы хотели бы, чтобы банки в большей степени кредитовали операционные компании», — сказала глава ЦБ.

Как уточнил зампред ЦБ Василий Поздышев, регулятор не ожидает немедленного ухудшающего влияния нововведений на банки, поскольку речь идет только о новых кредитах. Новые требования могут вступить в силу в 2020 году, добавил он.

Почему ЦБ не нравятся сделки M&A.

ЦБ вводит ужесточение кредитования сделок слияний и поглощений, так как полагает, что такие сделки неэффективны, не приводят к росту стоимости компаний и получению необходимой синергии между продавцом и покупателем, говорит старший менеджер Deloitte Сергей Гришунин.

При финансировании сделок M&A действительно есть проблемы, соглашается управляющий директор по методологии рейтингового агентства НКР Станислав Волков.

«Либо залог в принципе не оформляется, либо в качестве залога оформляется доля в компании (поглощающей или поглощаемой). Стоимость такого обеспечения крайне волатильна и при неблагоприятном развитии событий может практически обнулиться», — объясняет аналитик.

Часто такие ссуды обслуживают за счет дивидендов, которые холдинговые компании получают от операционных. Если операционная компания по каким-то причинам не платит дивиденды, то холдинговой компании нечем платить по кредитам.

Третий риск скорее макроэкономического характера — такие кредиты зачастую увеличивают и без того высокий уровень монополизации экономики, при этом практически не стимулируют ее рост, заключает эксперт.

По словам Василия Поздышева, в России большинство сделок M&A финансируется без реального вложения средств покупателем, а фактически за счет операционной деятельности продаваемого актива.

«Когда один уважаемый российский бизнесмен решает продать свой актив другому уважаемому бизнесмену, то уважаемый покупатель очень часто не платит своих денег совсем», — посетовал зампред ЦБ.

Какие банки затронет нововведение.

После новаций ЦБ ссуды, выданные под сделки M&A, будут снижать капитал банков. «Речь идет о том, что под такие сделки нужно будет иметь больший запас капитала», — говорит Станислав Волков. Наибольшее влияние это окажет на крупнейшие банки, так как M&A обычно требует очень больших сумм, — это Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк.

«Если повышенные требования к резервам будут распространяться только на новые кредиты, банки смогут перестроить свою кредитную политику и в значительной мере избежать давления на капитал», — указывает эксперт.

В итоге преимущество опять получат крупные и государственные банки, особенно Сбербанк, так как их запас капитала выдержит подобное увеличение ставок резервирования, а мелкие и средние банки практически из сделок M&A уйдут, прогнозирует Сергей Гришунин.

Зампред правления Сбербанка Анатолий Попов назвал новые регуляторные требования существенными для банка.

«Мы долго обсуждали этот вопрос с регулятором. Очевидно, что у банка есть кредиты, которые выданы на акционерном уровне, они обслуживаются хорошо. Новые механизмы регулирования потребуют пересмотра наших подходов к подобным заимствованиям», — сказал Попов.

ВТБ еще предстоит оценить влияние ограничительных мер со стороны ЦБ, но нагрузка на капитал возрастет.

«Вероятнее всего, будет «дедушкина оговорка», то есть сделки, ранее совершенные, не будут подпадать под ужесточение требований, это будет распространяться на новые сделки. Я не думаю, что это окажет материальное воздействие на нашу политику», — сказал первый зампред ВТБ Дмитрий Олюнин на МФК.

В Россельхозбанке такие сделки носят единичный характер, сообщили РБК в пресс-службе банка. «Уровень риска диктуется не целью кредита, а наличием у заемщика денежных потоков для возврата, а также ликвидностью залога. Рассчитываем, что этот фундаментальный критерий будет лежать в основе итоговых решений Банка России», — говорят в пресс-службе РСХБ.

Что будет с рынком слияний и поглощений.

Ужесточение требований снизит желание банков финансировать подобные сделки и будет негативно воздействовать на рынок M&A, особенно в частном секторе и в сделках без обеспечения, считает Гришунин.

В госсекторе же снижения такой активности ждать не стоит: регулирование будет включать исключения для ФЦП и стратегических предприятий. «Государственные компании будут привлекать госгарантии под такие операции, для них ставка будет меньше», — полагает аналитик.

Зачастую без исключений обойтись нельзя, потому что иначе невозможно будет уговорить банки участвовать в важных для государства проектах, сопряженных со сделками M&A, замечает Волков: «Определенные исключения нужны, но их перечень должен быть достаточно коротким».

Благодаря исключениям для кредитов стратегическим предприятиям с госгарантиями другие предприятия, не имеющие к ним доступа, будут в менее выгодном положении, замечает руководитель практики управления рисками ФБК Роман Кенигсберг.

«Для одних и тех же участников рынка стоимость поглощения становится различной. Это только усугубляет проблему асимметричных возможностей для разных участников рынка», — подчеркивает эксперт, добавляя, что не надо «под одну гребенку выстраивать сделки на покупку сомнительных активов и реальные сделки, под которые заемщик, например, оставляет обеспечение в банке».

Не исключено появление обходных схем. «Опять появятся какие-нибудь остатки на счетах в банках-нерезидентах с обременениями, сделки будут проводиться где-нибудь на Кипре или в иных юрисдикциях, появится много посредников», — опасается Роман Кенигсберг. Это, по его мнению, не способствует прозрачности инвестиционной инфраструктуры.

Действительно, есть случаи, когда долговая нагрузка при поглощении перекладывается на поглощаемую компанию, но ничто не мешает сейчас банкам и надзору комплексно анализировать эти сделки и формировать резервы, исходя из реальных кредитных рисков, критикует инициативу ЦБ эксперт.

Достигнет ли своих целей ЦБ.

«До конца не понятно, какую задачу решает Банк России таким способом, — недоумевает зампред Альфа-банка Владимир Сенин. — Если рыночные сделки имеют очевидный положительный эффект, то стороны найдут способ их финансирования, привлекая, например, кредиты от зарубежных банков или иных финансовых посредников».

Но тогда российские банки, по его мнению, окажутся в неконкурентной ситуации. Повышение резервов оправданно, если Банк России действительно зафиксировал повышение кредитного риска по таким кредитам, замечает банкир.

«Вот только надо уточнить мотивацию регулятора: он хочет повлиять на рыночную практику или реагирует на рост рисков».

Операционное и долгосрочное кредитование нужно поддерживать и стимулировать, но предложенный ЦБ вариант стимулирования является слишком жестким и похож на «атомную бомбу», обеспокоен и Сергей Гришунин.

Во-первых, сдерживание сделок M&A не приведет к росту кредитования на развитие, так как это в большей степени зависит от экономики, которая сейчас стагнирует. Во-вторых, компании часто используют сделки M&A для собственного развития, поэтому сдерживание этого вида кредитования, наоборот, может привести не к росту кредитования развивающихся компаний, а к спаду.

«Мы ожидаем, что рост корпоративного кредитования из-за этих мер остановится на нулевой отметке или даже уйдет в минус», — заключает Гришунин.

«Если мы не хотим, чтобы руками госбанков у нас росла монополизация экономики, наверное, это правильная мера», — поддерживает инициативу ЦБ Станислав Волков.

«Сейчас, с одной стороны, государственные чиновники заявляют о необходимости повышать уровень конкуренции в экономике, с другой стороны — госбанки дают десятки миллиардов рублей на то, чтобы этот уровень конкуренции и дальше снижался», — замечает он.

В конце концов, в действительно экономически оправданных сделках можно найти иностранное финансирование или выпустить облигации.

«Российским банкам нужно разместить привлеченные средства, перед ними стоит выбор: разместить их в инвестиционные проекты (например, поучаствовать в нацпроектах) либо профинансировать покупку российской компанией зарубежного или российского конкурента.

В этом выборе предложенная ЦБ мера смещает акцент в сторону инвестпроектов, которые влияют на экономический рост больше, чем сделки M&A», — заключает Волков.

 

Слияния и поглощения в России. Использование информации

Настоящий сайт, размещенная на нем информация, текстовые и графические материалы, средства индивидуализации, а также любые связанные с ними права принадлежат ООО Сбондс.ру (далее — Cbonds Group). Воспроизведение, изменение, распространение или иное использование указанной информации, полностью или частично, другими лицами без письменного согласия Cbonds Group запрещено.

Cbonds Group вправе без предварительного уведомления вносить изменения в любые разделы настоящего сайта, а также обновлять содержимое или прекращать работу отдельных разделов сайта или сайта целиком в любое время по своему собственному усмотрению.

Cbonds Group предпринимает разумные меры по сохранению конфиденциальности любой информации, которая может время от времени передаваться через данный сайт и, при этом, вправе использовать такую информацию, включая, помимо прочего, персональные данные, для предоставления информации об услугах Cbonds Group, а также раскрывать такую информацию своим работникам, представителям, агентам или аффилированным лицам, а также государственным органам, требующим раскрытия такой информации на законном основании.

Информация, размещенная на данном сайте, не предназначена для распространения или использо-вания в любом государстве или юрисдикции, где ее распространение является противоречащим применимому законодательству и/или требует какой-либо регистрации со стороны Cbonds Group.

Информация, содержащаяся в материалах настоящего сайта, если специально не оговорено иное, носит информационный вспомогательный характер и/или является исключительно частным суж-дением специалистов Cbonds Group, не является рекламой каких-либо финансовых инструментов, продуктов или услуг или предложением/рекомендацией совершать операции на рынке ценных бумаг, а равно не может быть использована в качестве допустимого доказательства при урегулировании споров в судебном или во внесудебном порядке.

Любые инвестиции в ценные бумаги, иные финансовые инструменты или объекты, упоминаемые в материалах сайта, могут быть связаны со значительным риском, могут оказаться неэффективными или неприемлемыми для той или иной категории инвесторов. Необходимо обладать определенными знаниями и опытом в финансовых вопросах, в вопросах оценки преимуществ и рисков, связанных с инвестированием в тот или иной финансовый инструмент.

Cbonds Group предпринимает разумные усилия для получения размещаемой на сайте информации из источников, по ее мнению, заслуживающих доверия, но Cbonds Group не делает никаких заверений в отношении того, что информация или оценки, содержащиеся на настоящем сайте, являются достоверными, точными, своевременными или полными.

Ни Cbonds Group, ни кто-либо из ее работников, представителей, агентов или аффилированных лиц не несет ответственности:
• в отношении финансовых результатов, полученных в практической деятельности на основании использования информации, содержащейся на настоящем сайте;
• за достоверность любой информации, приведенной в составе правомерно размещенных на сайте материалов из внешних источников, и любые последствия использования этой ин-формации;
• за убытки, вызванные или возникшие в связи с настоящим сайтом, доступом к нему или невозможностью такого доступа, его использованием, неисправностями или перерывами в работе сайта или в результате какого-либо иного действия или бездействия сторон, вовлеченных в создание сайта или предоставления данных, содержащихся на сайте, независимо от того, контролирует ли Cbonds Group, привлеченные Cbonds Group лица либо поставщики программного обеспечения или услуг обстоятельства на это влияющие;
• за убытки, причиненные компьютерным вирусом во время передачи или получения доступа к услугам или информации на настоящем сайте, или же причиненные другим компьютерным кодом или программным средством, которые могут использоваться для получения доступа, уничтожения информации, повреждения, прерывания или создания другой помехи для работы настоящего сайта или программного, аппаратного обеспечения, информации или имущества любого пользователя.

Некоторые интернет-сайты могут содержать указатели для перехода на данный сайт, при этом, Cbonds Group не несет ответственность за содержание таких сайтов или за предлагаемые через них продукты или услуги, равно как за убытки любого рода, возникающие в связи с доступом, использованием, функционированием или соединением с другими интернет-сайтами, осуществленными с настоящего сайта.

Любые риски, вызванные или возникшие в связи с использованием настоящего сайта, несут исключительно его посетители.

показать весь текстскрыть текст